Тацинская.ру

Любовью породнённые

Мне казалось, что стремительный бег времени как-то освободит сознание и душу от горьких переживаний понесённых жизненных потерь. Уже давно нет двух младших братьев мамы, отца. Кажется, лишь вчера наши родители провожали нас, детей, в школу, радуясь в душе за нас, повзрослевших. Мы были очень счастливы, даже несмотря на наше семейное мизерное питательное меню.

Это было начало 50-х годов. Отец, Семён Ефимович, инвалид Великой Отечественной войны, очень серьёзно страдал острым язвенным заболеванием желудка-«наследие» военных лет. Однако, трудился в плотницкой мастерской местного колхоза, а, вернувшись домой, подрабатывал портным. Мог шить практически любую обувь, включая сапоги, чем очень помогал семейному бюджету. Мама, Анна Тихоновна, трудилась на молочно-товарной ферме, дополнительно бралась за любую, необходимую в колхозе работу. О прожитых совместно годах нам родители никогда не рассказывали, но в один из праздничных дней Победы папа, обычно молчаливый, разговорился.

Наш дедушка, Ефим Тимофеевич Гугуев, донской казак, прошедший всю первую мировую, затем гражданскую в конной Будённого, в 1924 году вернулся на родину в ст. Тацинскую, хут. Дьяконов. Дома его долгие годы терпеливо ждали жена, мама отца и наша бабушка Аня. Нашему отцу тогда было 7 лет. Надел земли да конь-труженик стали для нашей семьи рабочим местом и кормилицей. С приходом коллективизации дедушка сдал в сельхозартель «Путь Ленина» свой земельный надел и коня. Как мастерового его определили работать кузнецом в созданной сельхозартели, где он трудился до 1937 года.

У одну из ночей того страшного года у дома дедушки и бабушки остановился «чёрный воронок». Без особых объяснений деда увезли в НКВД. Так никто до сих пор и не знает о его дальнейшей судьбе, не было ни одного письма. В поисках родителя наш отец неоднократно обращался в различные органы, но вразумительного ответа так до конца своей жизни и не получил.

В 1934 году 17-летнего казака Семёна (нашего папу) и ещё 45 человек из Тацинского района призвали на подземные работы в г. Шахты. Но с организацией труда не получилось, и их всех отправили на учёбу в Богураевское горнопромышленное училище. По окончании получил профессию-машинист подземных установок. И всё же не вышло из сельского хлебороба горняка.

В 1936 году в Тацинской МТС работал преподавателем тракторного дела его старший брат, Николай Ефимович. И профессия для отца была определена-механизатор, земледелец, хлебороб. Трактористом трудился он с такими же парнями из хутора И.И. Юдиным, П.Ф. Мурзиным и многими другими.
Но пришло время стать солдатом Красной Армии. И вот тогда отцу пригодилась его специальность горняка и три класса образования (по тем временам это было немало). Его сразу же отправили под Сталинград в мотомеханизированный полк в «учебку». Отслужив положенные годы, получил звание младшего сержанта.

Демобилизовавшись в конце 1939 года, младший сержант С.Е. Гугуев прибыл домой в хут. Дьяконов и, как положено сельскому парню, взялся за мирный труд на землях родного колхоза. А по весне 1941 на одной из вечеринок приглянулась ему статная и красивая «хохлушечка», как её потом называла бабушка Аня. Её семья переехала из хут. Берёзового Милютинского района.

Над миром сгущались чёрные тучи войны. Враг уже стоял у порога нашей родины. И в мае отца призвали на военную переподготовку в г. Баку. Перед отъездом он, набравшись смелости, привёл невесту в дом своих родителей , за что был словесно наказан. «Ещё хохлушек тут не бывало,»-в сердцах высказала бабушка-казачка. Но успокоившись, поняла, что ей одной будет жить трудновато и смирилась с выбором сына.

Находясь на переподготовке в Бакинском гарнизоне, младший сержант С.Е. Гугуев узнал о начале Великой Отечественной войны. Он был оставлен на службе до особого распоряжения. Вскоре поступил приказ, нашего отца и его однополчан командировали в Челябинск в формирующуюся войсковую часть. Затем в составе стрелкового полка бойцов отправили в западную Украину, в 320-ю краснознамённую гвардейскую ордена Богдана Хмельницкого стрелковую дивизию первого украинского фронта. Участвовали во многих жестоких боях, освобождали г. Ужгород, Львов и другие. Но одно из сражений запомнилось на всю жизнь.

Это был бой за польскую деревню Лиске. В схватке с озверевшим врагом погиб командир взвода, не раздумывая, Гугуев берёт командование на себя и приводит солдат к победе! В этом бою он лично уничтожил трёх фашистов. Младший сержант Гугуев получил боевую награду-медаль «За отвагу». Дальнейшие военный дороги отца проходили через Польшу и Чехословакию.

В декабре 1944 года он был тяжело ранен в одной из атак и отправлен в военный госпиталь в г. Ужгород, затем в Мариуполь. Лишь после года лечения папа с наградами, на одной ноге, на костылях, вернулся домой. Ему было 27 лет.

Очень переживали за отца бабушка и мама, но душа русской женщины, умеющая сострадать и любить, осталась непреклонной перед горем. На законном основании образовалась полноценная семья, несмотря ни на что. Ведь мама была закалённая войной и временем, проведённом в оккупации, повидав немало горя и трагедий. Она не могла себе и представить, что на её глазах будут расстреливать наши же полицаи своих людей, а впоследствии и отставших от корпуса, практически безоружных, мальчишек-танкистов, что ей и бабушке Ане придётся терпеть нахождение немецких солдат в своём курене, а самим отсиживаться в курятнике. Не знала мама, что ранним утром 24 декабря 1942 года, выйдя из дома, она одна из первых услышит лязг гусениц танков и увидит фейерверки прожекторов. Это было на самом краю хутора, где они жили. Она, утопая по пояс в декабрьском снегу, бежала навстречу им с криком «Спасите!» Это были освободители, танки Баданова, легендарного советского генерала. Именно в Дьяконов они вошли сразу, так как хутор является высотой над Тацинской, кроме того, здесь находилась крупная немецкая артиллерийская батарея.

Труд матери был отмечен медалью «За доблестный труд» , чем она гордилась до конца жизни.

Победоносно закончившаяся война была не только всенародным праздником ликования, ведь всё, что могло работать и давать продукцию, было практически уничтожено. Нечем было пахать и сеять, многим попросту негде было жить, ютились, где только можно. Но дух советских людей в любом горе непоколебим! Девиз для всех был один: «Работать!»

Мама, после восстановления коровника в колхозе, трудилась дояркой, телятницей, рабочей на разных работах и трактористкой в молодёжной бригаде. Помнится до сих пор, как бригадир И.Г. Гайворонцев, едва забрезжит рассвет, громко стучал в окошко со словами: «Нюра, на работу, хлеб (зерно) возить сегодня». И она уходила. Поднимался отец, надевал протез и шёл доить корову, и готовить нам, детям, завтрак. Потом тоже уходил на работу в плотницкую мастерскую колхоза. Необходимо было работать. Семья ведь. Вернувшись вечером домой, шил нам и на заказ тапочки, разные туфли. С улыбкой и гордостью всегда показывал свою продукцию маме, на что слышал: «Рукодельник!»

В 1954 году колхоз посылает отца на учёбу на годичные курсы ветфельдшеров в г. Новочеркасск. В этой должности из колхоза «Рассвет», с ещё 10 годами трудового стажа он уходит на заслуженный отдых. В своей преданности делу мама нисколько не уступала отцу. Помимо основной работы она была избрана квартальной уполномоченной, занимала эту должность более 20 лет.

Родители старательно оберегали уют, трудились ради семейного благосостояния как в материальном, так и духовном плане. Они были для нас примером, их уважали хуторяне. Особенно это было заметно во время реконструкции нашего дома-двор был буквально запружен людьми. И в результате у нас появился построенный на наших глазах дом!

Мама и папа были замечательными песенниками. Редкая гулянка или свадьба в хуторе обходилась без их прекрасного пения.

Прошли годы. Нет уже в живых наших любимых и родных, тех, кому мы обязаны жизнью и благополучием. Как величайший подарок на всю оставшуюся жизнь от родителей-правительственные награды. У отца, помимо указанных, орден Отечественной войны 1 степени, медаль Жукова и шесть юбилейных, а у мамы ещё две юбилейные медали в честь Победы в Великой Отечественной войне.

Отмечая семьёй праздники в родительском подворье, вспоминая маму и папу, невольно в сердце появляется грусть и возникает вопрос: «А всё ли мы, дети, сделали для своих самых родных, чтобы память о них осталась самой светлой не только на земле, но и там, откуда приходят только во снах?»

На стене в ночной тишине тикают ходики, подаренные отцу незадолго до его ухода… Тик-тик-тик… Память, память, память…

Источник

1 комментарий

  • Молодец , Федор Семенович Гугуев ! Доносит нам хроники тех дней , спустя время! Ведь время это Мы , никто другой мы Сами !

МНЕНИЯ