Итоги выборов, или Путин – хромая утка

1 666

По результатам прошедших выборов было высказано множество различных мнений. Мне кажется, что большинство комментаторов за деревьями (предсказуемо высоким результатом Путина и относительно высокой явкой) не видят леса (принципиальные изменения в политическом ландшафте). В чем они состоят?

1. Это были самые конкурентные президентские выборы с 1996 г. Вспомните, когда вы еще наблюдали такую жесткую борьбу. Причем кампания была намного жестче, чем в 1996 г. Тогда Ельцин с Зюгановым в основном старались бороться в правовом поле, если, конечно, не считать вагоны черного кэша, что по понятиям России тех времен (да и этих тоже), не считались особым криминалом. Активистов Зюганова никто не арестовывал, его агитационную продукцию не изымали, типографиям не ставили запрет на печать материалов и т.д. Бюджетников, сотрудников частных компаний не гнали с такой настойчивостью на избирательные участки. Те огромные ресурсы, которые затратила власть в этой избирательной кампании, говорят о том, что она впервые за многие годы столкнулась с реальной конкурентной силой, роль которой на этих выборах сыграла «забастовка избирателей».

2. «Забастовка избирателей» показала очень достойный результат. Дело здесь не в формальных процентах явки – на этих выборах она была 67.5%, на выборах 2012 г. – 65.3%, на выборах 2008 г. – 69.8%. Во-первых, цифры по явке значительно сфальсифицированы. Моя приблизительная оценка нагона избирателей – 11 миллионов человек ( 10% от общего количества избирателей ). Сергей Шпилькин оценивает вбросы за Путина в 10 миллионов человек ). Алексей Навальный показывает, что из списков избирателей пропало больше 3 миллионов человек, что автоматически повышает процент явки на 3% (https://navalny.com/p/5820/). Итого, реальная явка (в сопоставимых с 2012 единицах подсчета) составила не более 55%.

Однако формальные цифры здесь не главное. Выборы – игра с суммой результата 100%. Если участвуют два кандидата, то они могут набрать, например, 60% и 40% вообще не прилагая никаких усилий, или, наоборот, затрачивая огромные усилия на борьбу друг с другом. Во время этой кампании, власть затратила беспрецедентные ресурсы, принуждая избирателей идти на участки и не давая конкурентам вести нормальную агитационную кампанию, арестовывая активистов и запрещая распространение любой печатной продукции. При этом если посмотреть даже на официальные цифры, то явка по сравнению с 2012 г. вообще не изменилась. Тогда в выборах приняло участие 71 701 665, человек, в 2018 г. – 73 558 932 человек. Разница объясняется добавлением избирателей Крыма и Севастополя. Итого, даже согласно официальным данным, мы имеем такое же количество проголосовавших, хотя на этот раз власти бросили на борьбу с оппозицией несопоставимые с 2012 г. ресурсы. Если власти вообще не смогли улучшить результат по явке 6-летней давности, значит, оппозиции удалось дать достойный бой. Если это не победа, то, как минимум, боевая ничья (где силы сторон были настолько неравны, что ничья – это, по сути, безоговорочная победа).

3. Никто больше не хочет голосовать за назначенных властями «либералов». До сих пор на эту роль находились люди, полностью лишенные политического чутья. Как будто специально они поддерживали карикатурный образ «либерала», который не понимает, как на самом деле живет российский народ, и которому лишь бы устроить шоковую терапию. Классический пример таких «либералов» – предвыборная кампания СПС в 2003 г. с видеороликом в бизнес-джете с креслами обтянутыми белой кожей Тем не менее, на протяжении многих лет находилось 5-8% людей, которые, несмотря на перспективу быть причисленными к неадекватному меньшинству, голосовали за либеральных кандидатов. В этот раз протестный электорат сказал громко и отчетливо: «Таких либералов нам не надо». Суммарно Явлинский (1.05%) и Собчак (1.68%) набрали всего 2.7% голосов. Их результат не сильно отличался от результатов noname кандидатов – Титова, Сурайкина и Бабурина, которые в среднем набрали 0.7% голосов каждый. Это и есть реальный процент людей, «клюнувших» на наживку про то, что надо все-таки сходить и проголосовать за кого-то, чтобы выразить свой протест. За кандидата «Забастовка» проголосовало, по моим оценкам, от 10 до 15% ссылка тут ).

4. Ну и, наконец, один из самых неочевидных итогов, который, тем не менее, мы всё отчетливей будем наблюдать со временем – Путин стал хромой уткой. Формально у него срок продлен на 6 лет, и не надо суетиться, времени до решения «проблемы 2024 г.» еще много. Еще несколько лет назад я бы тоже думал, что то, как Путин решит продлить себе полномочия после 2024 г. – вопрос второстепенный. Захочет – сделает Россию парламентской республикой, а себя назначит вечным председателям госсовета. Захочет – изменит Конституцию и вообще вычеркнет оттуда про «два срока подряд», чтобы не было разночтений. Захочет – объявит референдум о продлении, ведь мы в кругу врагов, а Путина на переправе не меняют. Он уже не раз проделывал подобные трюки с основным законом страны – захотел, отменил выборы губернаторов, захотел – вернул. Захотел – поменял сроки избираемости Госдумы и президента на 5 и 6 лет соответственно. Захотел – отменил одномандатные округа в Госдуму, захотел – вернул.

Сколько было общественного возмущения, когда, например, были отменены выборы губернаторов? Прямо скажем, немного. Но сейчас ситуация качественно изменилась. Даже абсолютно формальная процедура переназначения себя президентом далась ему большой кровью – столько ресурсов как на обеспечение этих выборов государство никогда не привлекало

А теперь представьте, выходит Путин к народу и говорит: «Я тут подумываю, не продлить ли себе полномочия еще лет на 10? Может, референдум проведем?» Как вы думаете, реакция гражданского общества будет более или менее активной, чем на эти выборы? Больше или меньше волонтеров смогут скоординировать свои усилия, чтобы противодействовать махинациям уже совсем другого порядка?

Я не верю, что если оппозиция будет наращивать давление (как это происходит сейчас), то Путин решится на поправки в Конституцию. Остается операция «преемник». Однако отработанный в 2008 г. фокус вряд ли просто удастся повторить. Во-первых, в 2030 г. Путину будет уже 77 лет. Не факт, что даже слабый преемник согласится вернуть ему власть. Если Путин решится выбрать слабого преемника в надежде, что тот ему власть вернет, неочевидно, сможет ли он эту власть удержать. К 2024 г. федеральные каналы как средство пропаганды окончательно проиграют интернету, да и оппозиция набирает все больше опыта и веса в политическом пространстве. Сильный преемник? Но такой может кинуть всех, включая Путина. При этом экономический кризис в стране будет нарастать, и у общества будет запрос на поиск виноватых. Проще всего виноватыми назначать предшественников. Путин до сих пор клянет 1990-е(хотя сам был частью властной верхушки в то время). Преемнику Путина в экономическом кризисе предыдущих 15 лет (если отсчитывать с 2009 г.) проще всего будет обвинить его же со всеми вытекающими последствиями.

То, что Путину тяжело будет остаться формальным президентом после 2024 г., понимают и в его окружении. Эти выборы показали слабость Путина, прежде всего, его собственной элите. Он сейчас выглядит как уголовный авторитет, которого на улице задрал мальчишка, а тот на разборки согнал подконтрольную ему братву со всей страны, дал указание мочить всех без всяких правил и приличий, а мальчишка привел с собой десяток друзей, и этот эпический бой закончился вничью (см. пункт 2). Какой вывод сделает братва? Импотент этот наш авторитет. А элите Путина нужно опасаться за свои активы и свободу после 2024 г. И преемника им нужно выбирать уже сейчас, исходя из собственных интересов.

Борьба за это кресло, скорее всего, уже началась или начнется в ближайшее время. Безусловно, у Путина будет голос в назначении преемника, но уже не решающий, а только совещательный. Если он слишком затянет с решением, преемник может объявить себя сам. Это может выглядеть, как детская игра, когда вокруг расставлены стульчики, все ходят по кругу, и как только музыка останавливается, нужно быстро успеть сесть. Разница только в том, что стульчик один. Посчитает, например, Шойгу, что у него уже достаточная коалиция, которая поддерживает его кандидатуру и объявит в 2022 г. в каком-нибудь интервью, что он хорошо все взвесил и решил для себя, что нельзя бросать великое дело, начатое Владимиром Владимировичем, и будет выдвигаться в президенты. И начнет ездить по стране, в мундире с орденами за Сирию, Крым и тушение пожаров. Кто тут из элиты посмеет выдвинуться еще? Осмелится ли Путин отправить Шойгу в отставку, чтобы он продолжил свои поездки по стране уже как оппозиционер, боевой генерал, незаслуженно преданный главнокомандующим?

Что для нас всех это означает? Что в ближайшие несколько лет в Россию вернется конкурентная политика. Часть из нее будет идти в виде схватки бульдогов под ковром, и мы будем о ней узнавать только по тушкам, вылетающим из-под ковра. Но и значительная часть политики будет происходить в публичной сфере. Перелом может случиться на любых более менее значимых выборах или вообще вне рамок формальных избирательных кампаний.

UPD

Похоже, что Алексей Навальный не совсем корректно оценил причины убыли избирателей. Реальная причина в том, что в 1995-2000 была демографическая яма. Подробности здесь. Соответственно корректировку на 3% явки из моих расчетов следует убрать. Последнее предложение второго пункта следует читать как: «Итого, реальная явка составила не более 58%».

Источник thequestion.ru
А вот еще новости в данной рубрике