Бессмертный полк. Впервые портреты фронтовиков пронесли в Тацинской в 1981-м


Жители Тацинского района считают автором идеи «Бессмертного полка» режиссёра-постановщика Юлию Григорьевну Синельникову. Как ей пришла в голову такая идея и как она была воплощена, выяснили «АиФ на Дону».

Официально признанным автором идеи «Бессмертного полка» принято считать тюменского пенсионера Геннадия Иванова. Согласно легенде, бытующей в Интернете, в начале мая 2007 года тюменец увидел сон, в котором горожане несли портреты родных-фронтовиков. Поражённый увиденным пенсионер решил воплотить свой сон в жизнь.
Между тем задолго до тюменского марша семейные портреты фронтовиков пронесли жители Тацинки. Автором идеи была известный ростовский режиссёр-постановщик Юлия Синельникова.

Юлия Синельникова
Юлия Синельникова. Фото: Из личного архива

В компании знаменитостей

Традиционно для советской интеллигенции наша беседа проходит на крошечной кухоньке в компании портретов настоящих знаменитостей. Вот задумался над рифмой поэт Расул Гамзатов. Извест­ный клоун Вячеслав Полунин корчит рожицы. Драматург Виктор Славкин позирует в одном башмаке, а Марк Розовский широко улыбается в объектив фотокамеры.

«С Расулом Гамзатовым мы были большими друзьями и жили в соседних подъездах в Доме правительства в Махачкале, — разглядывая пожелтевшие от времени фотографии, рассказывает хозяйка квартиры Юлия Григорьевна Синельникова. — Когда я уезжала в Ростов, Расул предложил: «Джулия, давай я напишу тебе рекомендацию на телевидение. Твоя безобразная красота не должна пропадать даром».

Квартира Синельниковой — звёздный фотоальбом. И у каждой картинки своя история. Разговорить хозяйку непросто, но мне удаётся подобрать к её сердцу заветный ключик…

«Когда-то я работала с пареньком, носившим за собой рюкзачок с маленьким сыночком. Сегодня это знаменитый на весь мир клоун Вячеслав Полунин, — рассказывает Юлия Григорьевна. — Покойный Алик Аксельрод, родоначальник КВН и отечественной реанимации, был моим близким другом. Вместе с Марком Розовским и Мотей Левинтоном они писали чудные сценарии для моих постановок. Помню, в начале перестройки я организовывала крупное празднование в Ростове. Задала Аксельроду тему, и он тут же выдал мне стих:

«Мы все привыкли к слову «мы». Как мы боимся слова «я». А ведь великие умы Всё в жизни брали на себя».

«Но главный переполох тогда вызвали ребята из Одессы. Они подготовили военную зарисовку. И в шуме разрывов снарядов, в присутствии члена Политбюро Егора Лигачёва с главной сцены страны раздалась фраза:

— Первый, первый… Как, я уже не первый??!!

Слова артистов оказались пророческими.

Танец лебедей

В арсенале Юлии Григорьевны не только великие друзья, но и выдающиеся постановки. Это десятки ростовских концертов ко Дню города, а главное — знаменитая на весь мир «Шолоховская весна», идея и воплощение которой принадлежит Синельниковой.

«Через год после смерти Михаила Александровича по решению ЮНЕСКО меня пригласили организовать фестиваль в честь его дня рождения, — вспоминает сегодня Юлия Григорьевна. — Денег на праздник катастрофически не хватало. Тогда по моей просьбе Рыбнадзор обложил штрафами местных браконьеров. Я собрала штрафников и предложила бартер: вы на своих лодках участвуете в шоу, за что с вас снимают административное нарушение. «Штрафбатальону» приказала выкрасить лодки, надеть казачьи костюмы и фуражки. И не дай Бог, кто увильнёт от репетиции…»

80-е годы, Тацинка празднует День Победы.
80-е годы, Тацинка празднует День Победы. Фото: Из личного архива

В итоге шолоховский праздник удался на славу. Лодки браконьеров парами выплывали из лагуны, выделывая на воде немыслимые пируэты. Но апофеозом действа стал танец лебедей над гладью Дона.

«Мы отыскали старый паром, поставили на воду. В лучах света прожекторов он выплыл из темноты. И на пароме, как белые лебеди, порхали балерины. В свете звёзд казалось, что они танцуют на воде».

Материнская скорбь

Передо мной пожелтевшие страницы забытого сценария. За чёткими буквами — яркие картины истории страны: немецкий аэродром, атака советских танков, град артиллерийских снарядов и пылающие самолёты фашистов…

«Этот сценарий мы написали с Мотей Левинтоном в 1981 году, когда Ростовский обком партии направил меня в Тацинку организовать празднование столетия станицы», — вспоминает сегодня Синельникова.

Первым делом режиссёр-постановщик и сценарист в одном лице отправилась в местный Музей боевой славы, где среди военных экспонатов отыскала перевод статьи из немецкой газеты, в которой вражеский лётчик — очевидец событий рассказывал о знаменитом рейде танкового корпуса генерала Баданова. Зимой 1942 года в Тацинке базировался немецкий аэродром, снабжавший окружённую в Сталинграде 6-ю армию Паулюса. Генералу Баданову было приказано уничтожить фа­шист­ское логово. И 24 декабря, в католическое Рождество, советские танки ворвались в оккупированную немцами Тацинку. В результате внезапной атаки фашистский аэродром был стёрт с лица земли. Оккупанты потеряли тогда более трети самолётов авиагруппы и всё наземное оборудование.

«Я видел ад на земле», — рассказывал немецкой газете очевидец тех событий, которому чудом удалось выжить. Дорогу танкистам к вражескому аэродрому показали двое тацинских мальчишек-пионеров Гриша Волков и Федя Игнатенко. Позже ребятишек кто-то выдал, и немцы их расстреляли», — продолжает свой рассказ Юлия Синельникова.

Из музейных документов режиссёр узнала, что каждый четвёртый житель Тацинки ушёл на фронт и более трети из них не вернулись. Тогда-то у неё и возникла идея обратиться к жанру военной реконструкции. Обычные грузовички «переодели» в танки, нацепив на них гусеницы, а поверх натянутого брезента соорудили пушки. Исполнителями режиссёрского замысла стали местные ветераны. «Григорьевна, ещё два танка готово», — отчитывались перед Синельниковой бывшие танкисты. По замыслу автора начало войны символизировал прерванный вальс. Юные пары кружили по залу под аккорды вальса, когда внезапно танец прерывался и звучала «Священная война». Из старых вагонов соорудили подобие железнодорожной станции, где местные жители встречали своих победителей. Но самой пронзительной была сцена матерей, несущих портреты погибших сыновей.

«Я отчётливо помню, как стоял на трибуне и предо мною шли женщины, одетые во всё чёрное, скорбно держа перед собой портреты», — вспоминает почётный гражданин ст. Тацин­ская, член исполкома поселкового совета Виктор Калашников.

В историко-краеведческом музее Тацинки бережно хранят альбомы с фотографиями того знаменательного праздника.

«Спустя четыре года, в 1985 году, на праздновании 40-летия Победы, жители Тацинки частично использовали полюбившийся сценарий. И некоторые сцены повторили — снова имитировали встречу фронтовиков, пустили по улицам танки. И матери в чёрных одеяниях вновь прошли с портретами своих сыновей», — рассказывает директор тацинского музея Светлана Карташова.

Позже об идее «Бессмертного полка» ростовского режиссёра страна позабыла на долгие годы. Но, как известно, идеи и рукописи не горят. Но возрождаются из пепла в новом исполнении.


Comments 0

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

log in

reset password

Back to
log in
Choose A Format
Gif
GIF format